The Economist: Прекращение валютных вливаний дестабилизирует рынок США

ФРС США

Федеральная резервная система США (далее – ФРС) хочет контролировать ситуацию и «быть за главного». Но все далеко не так просто.

Новая стратегия ФРС, по мнению ее экс-главы Джанет Йеллен, малоэффективна. Она рассказала о планах по постепенному сокращению финансового стимулирования до 4,5 триллионов долларов США, о котором ФРС объявила еще в сентябре 2017 года.

За прошедшие 10 лет запас активов ФРС благодаря внедрению программы так называемого «количественного смягчения» (далее – QЕ) вырос. Отметим, что QЕ – программа ФРС, направленная на сокращение выкупа государственных облигаций. С чем это связано? Дело в том, что с 2014 года наблюдается улучшение экономической ситуации США. QЕ выражала стремление США смягчить пагубные последствия мирового финансового кризиса. Теперь, когда экономика восстановилась, ФРС собирается прекратить финансовое стимулирование.

План состоял в том, чтобы задать направление и «включить автопилот». Хотелось бы надеяться, что такой «автопилот» все же позволит избежать резкого сокращения валютного вливания, которое воспринимается как сигнал об изменении привычной для США взаимосвязи валютного курса и процентной ставки.

экономика США

Сворачивание финансовой стимуляции началось медленно (минус 10 миллиардов долларов США в месяц, начиная с октября 2017 года), но постепенно оно набирало обороты. В октябре 2018 года сокращение финансовых вливаний достигло уже 50 миллионов долларов США.

Эти процессы совпали с дестабилизацией рынка, так называемой «рыночной турбулентностью». В октябре-декабре 2018 года фондовый индекс S&P 500 упал на 14,0%. Доходность бюджета снизилась на 0,7% –  впервые за последние 10 лет, что рождает пессимистичные прогнозы относительно экономического роста в долгосрочной перспективе. Совпадение сроков внедрения новой стратегии ФРС и рыночной дестабилизации заставило многих винить в этих проблемах именно сворачивание QЕ.

В разное время перед QЕ ставились разные задачи. Первой было обеспечить способность банков своевременно выполнять обязательства в условиях кризиса. Речь идет о банковской ликвидности. Вторая – дать понять рынкам, что денежно-кредитная политика будет оставаться свободной в течение длительного времени. И, наконец, третья – снизить цены на облигации, поощряя инвесторов приобретать более рискованные активы.

Нынешняя стратегия ФРС вряд ли сильно повлияет на ликвидность: у банков все еще есть значительные – даже избыточные – резервы. Изменения начинаются, как это ни парадоксально, с объявления новой стратегии, а не с ее внедрения. Учитывая политику «автопилота» ФРС, по мнению Ричарда Бенсона (эксперта из хедж-фонда Millennium Global), вскоре рынок должен стабилизироваться.

Однако вопрос о поощрении инвесторов вкладывать средства в более рискованные активы, такие как акции, остается открытым.

«Если вы думали, что QЕ в первую очередь снизила цены на облигации, то вы также должны понимать, что новая стратегия ФРС может дать противоположный эффект», – говорит Гленн Хаббард, председатель Консультативного экономического совета при президенте США. Экономисты ФРС подсчитали, что эффектом QЕ было снижение цен долгосрочных облигаций на один процентный пункт.

Это не означает, что сокращение финансовых вливаний вызвало проблемы на рынке. Цены на облигации вряд ли вырастут по нескольким причинам. ФРС не планирует сокращать финансовое стимулирование до докризисного уровня. Сворачивание QЕ в Европе, объявленное в декабре прошлого года, является новым источником неопределенности рыночной ситуации.

Федеральная резервная система США

Если бы на рынке предполагался значительный рост долгосрочных ставок, то премия за срочность (если мы употребим здесь биржевую терминологию), т.е. разница между краткосрочными и долгосрочными процентными ставками, стала бы явной сразу после того, как ФРС объявила о намерении сокращать объемы финансового стимулирования. Но это не так. Кроме того, у инвесторов в облигации есть другие заботы. Экономист Тим Дай из Университета Орегона, автор широко читаемого блога «Fed Watch», указывает на увеличение выпуска казначейских облигаций, что является следствием фискального дефицита.

ФРС столкнулась с проблемой: как реагировать на обвинения в том, что сворачивание QЕ вызывает колебания рынка. Игнорирование председателем ФРС Джеромом Пауэллом подобных опасений может привести к дальнейшей дестабилизации. Но чем больше он говорит о темпах сворачивания финансовых вливаний, тем больше вероятность того, что рынки начнут воспринимать это как сигнал к расширению монетарной политики.

4 января Пауэлл сказал, что дестабилизация замедлится, если разработчики новой стратегии ФРС признают: рыночная турбулентность – это «часть проблемы». После этого заявления ситуация на рынке действительно улучшилась: в тот же день индекс S&P 500 вырос на 3,4%. Но, выступая с речью, г-н Пауэлл сделал то, чего не собирался, а именно: приоткрыл занавес о финансовом положении ФРС.

Ресурс: The Economist

Оригинальное название статьи: Investors fear that the unwinding of QE is causing market turbulence

Перевод: Богдана Носенок

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(1 голос, в среднем: 4 из 5)